Быт и культура народов Древнего Египта

Великая культура » Быт и культура народов Древнего Египта

Города эпохи фараонов превратились сегодня в пыльные холмы, усеянные черепками глиняной посуды и мельчайшими осколками. Нас это не удивляет, потому что города и дворцы строились из кирпича-сырца. Однако некоторые из них находились ещё не в столь плачевном состоянии, когда их описывали учёные, приехавшие в Египет вместе с наполеоном Бонапартом. Множество новых разрушений произошло уже в последствии, когда местные жители продолжали не только использовать 'себах' (вековая пыль из развалин мёртвых городов) из руин, извлекая каменные блоки, но, к сожалению, пристрастились к поискам древностей. Поэтому мы можем с уверенностью говорить лишь о двух городах, ибо это были недолговечные города. Их создали по царскому повелению, просуществовали они очень недолго и внезапно были покинуты. Наиболее древний, Хут-хетеп-Сенусерт, воздвигнутый в Фаюме фараоном Сенусертом, просуществовал менее столетия. Второй город, Ахетатон, стал резиденцией Аменхотепа 4 после его разрыва со жречеством Амона. Его преемники жили там до вступления на трон Тутанхамона, который вернулся со своим двором в Фивы. Весьма полезно бросить взгляд на эти города-призраки, прежде чем мы перейдём к описанию рамессидских городов.

Основатель Хут-хетеп-Сенусерта заключил город в ограду – триста пятьдесят на четыреста метров – и предполагал, что здесь будет проживать довольно много людей. Храм располагался за городскими стенами. Мощная стена разделяла город на две части : одна отводилась для богачей, другая – для бедняков. Квартал бедноты прорезала улица шириной в девять метров, которую пересекали под прямым углом многочисленные узенькие переулки. Дома стояли так, что их фасады выходили на улицу, а задние стены смыкались одна с другой. Поражает теснота комнатёнок и коридоров. Квартал богачей пересекали широкие улицы: Они вели к дворцам и жилищам высших чиновников ; по площади они превосходили примерно в пятьдесят раз домишки бедняков. Египтяне всегда любили сады; например, начальник экспедиции на юг Хуфхор (Хирхуф), привезший из Нубии карлика-танцора для своего юного повелителя (царя Пепи 2), рассказывает в надписи в своей гробнице, как он построил дом, вырыл бассейн и насадил деревья ; знатная госпожа эпохи Сенусерта велела вырезать на своей стеле, что она очень любила деревья ; Рамсес 3 повсюду насаждал сады. Но, здесь в Хут-хетеп-Сенусерте, ничего не было предусмотрено ни для садов, ни для прогулок.

Город Эхнатона, наоборот, был городом роскоши. Он находился между Нилом и горами и занимал обширное пространство в форме полукруга. Главная улица, параллельная реке, шла через весь город из конца в конец и пересекала другие улицы, которые вели к набережной, некрополю и алебастровым каменоломням. Царский дворец, храм, здания администрации и торговые дома образовывали центральный квартал. На улицах скромные дома чередовались с роскошными виллами, принадлежавшими членам царской семьи.

Огромные обширные пространства, как в частных владениях, так и на городских площадях, отводились под посадки деревьев и под сады. Работники некрополя и каменоломен жили отдельно, в посёлке, обнесённом оградой. Город был покинут жителями, и его планировка оставалась неизменной, в то время как в городах с долгой историей – а таких было неизмеримо больше – царил полнейший беспорядок. Мен-нефер – 'постоянная красота' (фараона или бога), который греки переименовали в Мемфис, назывался также Анх-тауи – ' жизнь обеих земель ', Хут-ка-птах – ' Дворец двойника Птаха ', и Нехет – ' сикомор'. Каждое из этих названий может служить названием города, но первоначально они означали либо царский дворец с окружающим ансамблем, либо храм Хатхор, почитаемой в Мемфисе как ' г-жа сикомора '. То же самое было и в Фивах, стовратном граде Гомера. Сначала он назывался Уасет, как 4 ном Верхнего Египта, на территории которого он располагался. В эпоху Нового царства его стали называть Опет (слово, которое одни египтологи переводят как 'гарем', другие как 'святилище', третьи как 'дворец'). Гигантский комплекс сооружений, связанный сегодня с названием деревушки Карнак, со времён Аменхотепа 3 назывался Опет Амона.

Аллея сфинксов ведёт от него к храму Луксора – Южному Опету. Оба Опета были некогда окружены стенами из кирпича- сырца с множеством монументальных каменных входов с воротами из ливанской пихты, окованными бронзой и изукрашенными золотом. В случае опасности ворота затворяли. Пианхи рассказывает, что ворота города закрылись при его приближении. Однако в известных нам текстах нет и намёка на закрытие ворот, и поэтому надо полагать, что в мирное время через них можно было свободно входить и выходить днём и ночью.

Внутри города почти всё пространство между стенами и храмом занимали жилые дома, лавки и ныне исчезнувшие склады. Сады и огороды радовали глаз своей зеленью. Стада Амона паслись в загонах. Один из этих садов изображён на стене ' зала Анналов' его создателем, Тутмосом 3; сам фараон предстаёт там перед нами среди растений и деревьев, вывезенных из Сирии.

Между двумя оградами по обеим сторонам аллеи сфинксов и на берегу реки стояли вперемежку официальные здания и дворцы. Каждый фараон хотел иметь собственный дворец, но и везиры, и высшие чиновники были не менее тщеславны. Поскольку город не переставал расти на протяжении правления трёх династий, вполне вероятно, что более скромные дома и жилища бедняков оказывались среди этих роскошных дворцов, а не в отдельном квартале, как Хут-хетеп-Сенусерте.

Напротив Карнака и Луксора, на западном берегу Нила, разрастался второй город, Джеме, или, вернее, не город, а скопление отдельных памятников с прилегающими домами и складами, окружённых стенами из кирпича-сырца; площадь каждого такого ансамбля была триста на четыреста метров, если не больше. Длина ограды, сооружённой при Аменхотепе 3, превышала пятьсот метров по каждой стороне. Эти огромные кирпичные стены имеют ширину у основания по пятнадцать метров, а высоту более – двадцати. Они почти полностью скрывали от глаз то, что находилось внутри; над ними возвышались пирамидионы обелисков, верхняя часть пилонов и колоссальных статуй. Большая часть этих ансамблей оказалась жестоко разрушена временем и людьми. Колоссы Мемнона сегодня возвышаются среди пшеничных полей, но они создавались совсем не для того, чтобы в одиночестве стоять среди этого идиллического пейзажа. Первоначально они украшали фасад огромного храма, окружённого со всех сторон домами из кирпича-сырца, где жило многочисленное население, и складами с огромным количеством разнообразных товаров. Лишь колоссы устояли перед веками, остальное всё исчезло, оставив после себя жалкие холмики. Да и сами колоссальные статуи не избегли общей участи. То, что удалось обнаружить во время непродолжительной кампании раскопок, сегодня быстро исчезает под натиском наступающих полей. Только монументальное сооружение Рамсеса 3 в Мединет-Абу, Рамессеум и, естественно, ступенчатый храм царицы Хатшепсут до сих пор поражают своим величием.

Особенно выделяется Мединет-Абу. В верхних помещениях сюжеты настенных росписей, например, Рамсес в окружении своих любимцев ласково держит за подбородок очаровательную египтяночку. И, тем не менее, это сооружение было не чем иным, как крепостью. Обычно там находилась только стража. Сам же дворец и гарем находились немного дальше, рядом с храмом. За воротами находились храм, дворец, гарем и т.д. Здесь жили жрецы храма и ремесленники. Таков был укреплённый дворец Рамсеса, властителя. Рамсес 2 построил так много, что его преемникам почти ничего не оставалось делать. Так, Рамсес 3 занимался главным образом поддержанием и расширением садов и лесов.

В резиденции своего прославленного предка он разбил огромные сады, продолжил прогулочные дороги среди полей, насадил виноградники и оливковые рощи , а вдоль священного пути – роскошные цветники. Он всюду обновлял посадки деревьев и растений.

Животным, растениям и, конечно, людям требовалось много воды. Было бы крайне неудобно и даже неприлично ходить за ней на канал, находящийся вне стен города, поэтому в большинстве городов, окружённых стенами, существовали каменные резервуары. В них были проделаны ступени, по которым спускались к воде в любое время года. Кроме того, в городах были прорыты колодцы. В ограде Пер-Рамсеса насчитали по крайней мере четыре колодца. В восточной части города были обнаружены многочисленные глиняные трубы канализации различных образцов, пролегавшей глубоко под землёй. Мы не знаем, когда они были проложены, и не знаем даже, для чего служили – для доставки питьевой воды или для отвода использованных вод. Тем не менее, мы рассказываем об этих системах, дабы подчеркнуть, что администрация фараонов заботилась об удобствах и здоровье горожан.

Другая информация:

Политическая культура
Защита прав личности со времен американской Войны за независимость и Великой французской революции считалась важнейшей задачей демократических государств. Доктрина народного суверенитета, в соответствии с которой верховная власть принадле ...

Различия между православием и католичеством
Начало разделения христианской церкви на католическую и православную было положено соперничеством между римскими папами и константинопольскими патриархами за главенство в христианском мире. Около 867г. произошел разрыв между папой Николае ...

Влияние пифагорейцев на музыку Древней Греции
Пифагорейская школа оказала большое влияние на теорию музыки. Считая, что в основе строения мира лежат математические отношения, пифагорейцы установили математическую закономерность в акустике. Они заметили, что струны звучат гармонически ...

Самое интересное:

Культура и ее ценности


Культурология - это наука о культуре, но культуры без человеческого общества не существует.

Классицизм XVII-XVIII


Стиль или направление в литературе и искусстве 17 – начала 19 вв., обратившиеся к античному...

Разделы

Copyright © 2020 - All Rights Reserved - www.jaton.ru