Эволюция женского костюма в Германии в XVII веке

Великая культура » История костюма и прически » Эволюция женского костюма в Германии в XVII веке

Страница 1

В Германии жалобы на вторжение французских обычаев и мод начали раздаваться уже с 20—х годов XVII столетия и становились все громче, примешиваясь к никогда не прекращавшимся жалобам на постоянно возраставшее щегольство и расточительность, против которых систематически продолжали появляться все более строгие ограничительные законы и уставы об одежде.

Впрочем, по причине обширности страны и раздробления ее на несколько отдельных государств, французские обычаи и моды не везде появлялись одновременно и в равной степени. За исключением дюссельдорфского и пфальцского дворов, где они прижились еще раньше — в первом при Вильгельме XIV и его сыне (приблизительно с 1580 г.), а во втором при Фридрихе III (около 1590 г.) — до середины 20-х годов они встретили мало понимания и при дворах и в высших классах. При венском дворе они утвердились не ранее второй половины столетия, а в больших имперских и торговых городах, таких как Гамбург, Любек, Бремен, Аугсбург, Нюрнберг, Франкфурт и Страсбург, они встретили такое упорное сопротивление, что едва смогли поколебать его к концу века.

С середины 20-х годов французская манера одеваться начала необыкновенно быстро распространяться в Германии. Принятая большинством немецких дворов, а, следовательно, и ближайшими к ним кругами и вообще высшим обществом, она привлекла к себе и многочисленных щеголей и щеголих из других общественных слоев.

Тот, кто не хотел казаться отсталым и смешным, должен был одеваться и держать себя по-модному. Мода была теперь у всех на устах. Это стало как бы общей темой рассуждений как у приверженцев модного и современного, таки у противников и порицателей того и другого. А последних было немало, притом не только в средних, но и в высших сословиях. Партия противников нововведений не довольствовалась одними устными жалобами на губительное, по ее мнению, увлечение модами. В ее среде были люди, поставившие себе задачей систематически устно и печатно бороться увлечением и остановить его.

Женщины не уступали мужчинам в щегольстве и модничанье и тоже не избегли насмешек и порицаний за свою суетность. В 1615 г. в Страсбурге была напечатана проповедь на тему «Женщины — силки, расставляемые дьяволом», в которой ее автор, Георг Фридрих Мессершмит, предпринимает попытку «обнаружить суетность женщин в их внешних действиях и поступках» и с этой целью рассказывает о средствах, употребляемых женщинами для того, чтобы казаться красивее, и об их модном туалете. Он пишет: « И вот входит госпожа Венера в красивом головном уборе, с накладными грудями, в маске и шляпе, украшенной медальонами или золотыми монетами; на руках у нее браслеты, на пальцах бриллиантовые кольца, на шее цепочки, в продырявленных ушах серьги, в одной руке букет гвоздик, а в другой роз .» И далее: «Но что сказать о ее шейном уборе? Сколько видел я таких, которые носят воротники, похожие, скорее, на тележное колесо! Я не понимаю, как могут они в таком воротнике креститься. И хотя воротник вещь не особо важная, но для него приходится расширять двери, иначе он не пройдет в них. Такие воротники меняются каждый месяц, и эти перемены стоят каждый раз дороже, чем иное новое платье. Я знаю одну особу, которая заплатила за такой воротник пятьдесят крон - довольно, кажется, для одного раза. Теперь спрашивается: не есть ли это глупость, которая заставляет людей воображать, что они тем красивее, чем больше на них надето таких раздушенных накладок и подкладок?»

Кроме щегольства, много жалоб и порицаний также вызывало не менее быстро распространявшееся подражание иностранным, преимущественно французским, обычаям и манерам, особенно усилившееся после окончании Тридцатилетней войны, когда прекратилось, потеряв под собой почву, бывшее прежде в моде солдатское бахвальство. Особенно резкими выступлениями против этой страсти к офранцуживанию отличился Иоахим Рехель (1618—1669 гг.). «Теперь,— говорит он,— каждое второе слово должно быть французское, французские должны быть рот и борода, французские нравы и обычаи, французского покроя камзолы и кафтаны. Все, что ни изобретет в Париже благородный портняжный цех, хотя бы и нечто очень бессмысленное,— все перенимается немцами. Если бы какой-нибудь француз вздумал носить шпоры на шляпе, башмаки на руках, сапоги на голове, вместо пуговиц бубенцы, немцы тотчас же взяли бы с него пример. Кому могло бы прийти в голову носить при бархатном кафтане толстые холщовые панталоны, кроме дурака и француза? Если бы сам Гераклит увидел всю эту чепуху, он, с позволения сказать, поджал бы себе от смеха живот.

Страницы: 1 2 3

Другая информация:

Понимание сущности культуры П.А. Флоренским
Павел Александрович Флоренский (1882— 1937)— одна из самых выдающихся и загадочных личностей «Серебряного века». «Русский Леонардо да Винчи», «Ломоносов ХХ века»— характеристики одной стороны. «Мистификатор», «стилизатор»— констатируют оп ...

Наука о культуре
Особенная важность этого труда видна уже потому, что автор начинает с общего вопроса, с рассмотрения науки о культуре вообще и, что немаловажно, с рассмотрения метода исследования. Сначала Тейлор определяет предмет, которым занимается его ...

Христианская картина мира
1. Возникло на рубеже 1 в до н.э. 2. Палестина, город Иерусалим 3. Еврейский народ. 4. Иисус Христос (помазанник божий). 5. Религия искупления. Жертва бога способна искупить человеческий грех и восстановить связь человека с богом, утерянн ...

Самое интересное:

Культура и ее ценности


Культурология - это наука о культуре, но культуры без человеческого общества не существует.

Классицизм XVII-XVIII


Стиль или направление в литературе и искусстве 17 – начала 19 вв., обратившиеся к античному...

Разделы

Copyright © 2024 - All Rights Reserved - www.jaton.ru